01.12.2018

«Паяцы» (12+)

1 декабря Государственный музыкальный театр им. И.М. Яушева приглашает на премьеру оперы в 2-х действиях Р. Леонкавалло «Паяцы»

Вокруг жизни «Русского Родена» за 5 минут. Ко Дню рождения великого скульптора

Говорят, что не место человека красит, а человек – место. Выходит, Мордовию окрасил Степан Дмитриевич Эрьзя.  

В финно-угорском крае это имя на слуху, здесь есть и музей имени Эрьзи, и дом-музей, и бульвар, хочется продолжить, что даже один из субэтносов был назван его именем, но это было бы неправдой. Степан Дмитриевич Нефёдов, такая настоящая фамилия великого скульптора Мордовии, восславил свой народ, взяв наименование его этнической группы – эрзя, добавив «ь».

А если отметить на карте все улицы в Мордовии, которые увековечивают имя обычного крестьянского сына из Алатырского уезда, ставшего «Русским Роденом», то можно подумать, что скульптор готовил план захвата республики, что и получилось, но вместе с тем он покорил и сердца ценителей искусства, а также простых людей, которые до сих пор смотрят на его работы с затаенным дыханием и с замершим взглядом.

Но не всё начиналось так гладко. Как только молодому скульптору исполнилось 17 лет, он, получив от отца 3 рубля, поехал в Казань учиться живописи. Ведь каждому гению нужен путеводный компас в виде терпеливого наставника. Им оказался Петр Андреевич Ковалинский, казанский мастер-иконописец, который изначально разглядел талант у Эрьзи в подметании полов. Но когда в выходной день опустела мастерская, Степан Дмитриевич отвлекся от столь древнейшей деятельности и в руки вместо хозяйственного инвентаря взял кисть. Работу прервали восклицания, внезапно появившегося Петра Андреевича, который разглядел уже подлинный талант: «Ты мастер! Завтра это место с мольбертом твоё».

В скором времени П. Ковалинский получил большой заказ. И вот тогда С.Д.Нефёдов набрался огромного профессионального опыта по своей вине. Обычно хочется сделать как лучше, а получается… Художники размешали раствор, чтобы старинные иконы, похожие на простые грязные доски, заиграли яркими красками и приобрели свежий вид, как будто только что кисть в последний раз скользнула по полотну.

Как писал сам Эрьзя: «Пётр Андреевич ушёл, а я намочил одну икону и подождал больше времени, чем он, смыл, и получилось намного лучше. Вот я и подумал: сделаю Петру Андреевичу неожиданное. Я взял и разложил все иконы, жирно всё смочил раствором и не спеша пошёл обедать. Когда пришёл, то хозяин наперво спросил: "Ну, что?" Я говорю: "Все иконы разложил на полу и намочил раствором". Хозяин пошатнулся и с криком побежал в сарай. Я за ним. Но было уже поздно. Когда прибежали, раствор кипел на иконах, краска пузырилась. "…" Вдвоём мы полгода переписывали иконы. На мою долю, как виновника беды, пришлось больше работы».

Однажды казанский иконописец взял скульптора на Всемирную выставку в Нижнем Новгороде, которая перевернула жизнь Степана Дмитриевича. Увидев картину Врубеля, он понял, что здесь всё освоил и нужно постигать другие вершины. «Дорогой Петр Андреевич, я больше в Казани жить не хочу и не буду "…" Поеду в Москву учиться…», - произнес пораженный и обездвиженный от восхищения Эрьзя.

С первого раза «взять штурмом Москву» не удалось, даже многим полководцам и императорам не удавалось это сделать. Но через год скульптор вернулся благодаря хлопотам купца из Алатыря, который послал рисунки директору Строгановского училища Глобе, и тот захотел увидеть такого ученика в стенах своей школы. Правда, когда перед ним предстал Степан Дмитриевич Нефёдов, то Глоба встретил его, как полагается в народе, «по одежке» и предложил Эрьзе вернутся в свою деревню. В подобных случаях многие талантливые люди зарывают свой дар в глубокую яму различных мнений, но данный путь не для Степана Дмитриевича. "Нет, не вернусь! Я буду художником!", – отрезал будущий «Русский Роден», еще не зная, что его ожидает нечто большее.

Наверное, многие скажут, что это общеизвестные и доступные факты, и знают, что затем Эрьзя, окончив училище, в возрасте 30 лет уехал в Италию без знания языка, через некоторое время перебрался в Париж, выставившись в «Осеннем салоне», получил мировое признание, пожил во Франции, 23 года своего творчества подарил Аргентине, где даже природа благоволили его деятельности: «Русский Микеланджело» обнаружил кебрачо (от исп. – «ломай топор») и альгарробо. Эти экзотические породы деревьев привлекли взгляд художника своей удивительной твердостью, плотностью, необычной фактурой, своими насыщенными оттенками. Причудливые наросты и изгибы мастер превращал в бессмертные творения. Возможно, поэтому первая его работа в этой южноамериканской стране названа «Фантазией». В возрасте 74-х лет Степан Дмитриевич возвращается на Родину с огромным сокровищем – своими работами, чтобы показать народу труды последних 25 лет.

Спросите, разве у такого человека не было спутницы жизни, с которой можно было встретить старость? Как сказала одна из его возлюбленных Марта Гербст: «Ты уже женат! На своей скульптуре». Данной фразой она ответила Эрьзе на предложение его руки и сердца и охарактеризовала жизненные ценности творца. Первым делом, первым делом, в данном случае, творчество. Ну а девушки? А девушек С.Д. Нефёдов не оставлял на потом. Талантливый человек, талантлив во всем, даже в любви. Для чародея резца это было вдохновением, возможностью увидеть что-то новое и воплотить в своих работах. Каждая женщина была особенной и индивидуальной: от чуткой, заботливой, как Елена Ипполитовна, до авантюрной, как Алиса Альтенберг, но каждая по-своему его вдохновляла («Женщина в шляпе» из гипса, «Марта» из цемента, «Обнажённая» – кебрачо и др.)

Что еще можно сказать, когда на полках магазинов, библиотек красуются многотомные книги, посвященные отдельным этапам жизни Степана Эрьзи, и когда даже сам «Русский Роден» поведал бумаге свою биографию.

Действительно, очень сложно писать о великой личности, когда известно всё, вплоть до количества кошек, находившихся в доме, к слову, у гения искусства их было 50. Данная статья лишь для ознакомления туристов с мастером мордовского края, чтобы за 5 минут узнать о гордости Мордовии и не перелистывать фолианты, которых хватит для создания музея. Впрочем, если тема зашла о «храме музы», то в Саранске достойной данью памяти Степана Дмитриевича Эрьзи стал Мордовский республиканский музей, носящий его имя и обладающий самой большой (свыше 200 работ) и уникальной коллекцией его скульптур. Говорить о «Русском Родене» можно вечно, также вечно, как и смотреть на его работы, особенно на «Моисея».

Один из самых интересных проектов, направленных на популяризацию творчества Степана Эрьзи, является мобильный 4D-музей «Степан Эрьзя – скульптор мира». Этот проект реализован совместно с ООО «Ростр» и представляет собой демонстрацию фильма «Степан Эрьзя – скульптор мира» в объемном 4D-исполнении.

Кроме того, местный независимый театральный коллектив «МХАТика» при поддержке Фонда президентских грантов реализовал проект спектакля-экскурсии «Семь с половиной женщин дона Стефано», где действия постановки разворачиваются в самом музее среди творений мастера. И так далее, и так далее.

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ, НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ, ТУРИЗМА И АРХИВНОГО ДЕЛА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ  430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Коммунистическая, 33, корп. 3 тел.: 8(8342) 39-16-00, e-mail:  mkrm@e-mordovia.ru                                             По вопросам размещения информации на сайте обращаться: mk_ministr@e-mordovia.ru, тел.: 8(8342) 39-16-16



Яндекс.Метрика